Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Свобода

Приснилось странное

Я шёл по какой-то неширокой улочке, поднимался наверх от перекрёстка (наклон был небольшой, но ощущался). Справа от тротуара, по которому я шёл, располагался узкий газон с редкими деревьями, а сразу за ним — глухой бетонный забор высотой в полтора человеческих роста или чуть ниже, кажется, покрашенный в коричневый цвет. Ну, или он был кирпичный... подробнее я не разглядел и не запомнил.

На газоне и тротуаре резвилась молодёжь — юноши и девушки — причём я знал, что это выпускники некоего колледжа, расположенного за тем самым забором, у них как раз день выпуска, праздник. Выпускники были одеты в своеобразную униформу: парни в чёрные кожанные куртки, приталенные ремнями, девушки — в длинные ярко-оранжевые плащи с капюшонами, сделанные из какой-то тяжёлой ткани, типа портьерной или той, из которой делают банные полотенца. Парни вели себя скорее спокойно, а вот девушки наоборот — крайне развязанно, за гранью всяких приличий. Запомнил какую-то совершенно отвязную чуть полноватую девку, коротко постриженную под «ёжика», с обесцвеченными волосами. Она докапывалась до своих (уже, в сущности, бывших...) однокурсников как-то совсем уж непристойно.

Я почему-то знал, что такую униформу для этих выпусников придумал и заказал какой-то олигарх местного значения. Чёрное с оранжевым смотрелось и правда впечатляюще, но я так и не понял, зачем подобное было нужно (и почему выпускники на это согласились): если куртки парней ещё можно было назвать удобными, то тяжёлые плащи девушек таковыми уж точно не являлись. Очевидно было, что они быстро запачкаются, а уж если пойдёт дождь — мгновенно намокнут и станут совсем тяжёлыми. Но девушкам их плащи, вроде бы, наоборот, нравились.

Улица, на которой всё это происходило, была мне скорее знакома (в мире сновидений). Могу ошибаться, но, похоже, я там проходил уже не в первый раз. Даже, пожалуй, могу вспомнить, в каком именно сне это случалось до того (хотя это и не точно).
Свобода

В порядке некоторого анонса

Что самое главное в любой школе, чему там важнее всего научиться?

Двум вещам. Научиться обучаться — и научиться уклоняться от обучения.

Собственно, как везде и всегда. Уметь эффективно брать нужное (важное, полезное...) — и противиться впариванию тебе ненужного (опасного, вредного, отягощающего...).
Свобода

Кажется, понял, почему Учителей так мало

Мы привыкли к тому, что информацией можно делиться, ничего не теряя — у самого меньше не станет. Поэтому знания передаются относительно легко — при желании передающего. Навыки, умения — конечно, труднее, но тут уже всё упирается в усердие ученика. Если наставник готов искренне подсказывать, обучать, поправлять и т.д. — успех это лишь вопрос времени (если ученик не совсем уж бесталанен, но такие безнадёжные встречаются ведь редко).

Но если ТО САМОЕ ВОЛШЕБСТВО — оно НЕ информация? Или такая информация, которая, ну, не копируется так легко. Что-то ближе к энергии, к негэнтропии или чему-то подобному?.. Или похожее на записи в блокчейне, или на зёрна пшеницы (можно сеять... но если раскидать слишком много, сам «умрёшь с голоду»)? *

Тогда Учителем может стать лишь тот, кто
1) обладает БОЛЬШИМ запасом ТОГО САМОГО ВОЛШЕБСТВА и при этом ещё
2) готов и умеет делиться.

...а это может быть очень редкое сочетание. Возможно, даже продвинутые ученики Учителя передать ПОЛУЧЕННОЕ дальше в основном оказываются неспособны — подобно тому, как даже хороший спортсмен не обязательно хороший тренер (а тут контраст может быть ещё много резче).

*) Классический пример: «Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?»
Свобода

Кто как себе представляет Рай

Для Борхеса и Эрика Лобаха это библиотека. Неплохой выбор, по-моему, но для меня несколько узок. То есть — это прекрасно, но мало.

Для меня Рай — это вечный Хогвартс. Бесконечное обучение волшебным искусствам — со всё более глубоким пониманием, всё более захватывающим проникновением в сокровенные тайны Мироздания, его Создателя... и себя самого, конечно, своего сознания, своего Я.

То есть, для меня Рай — не только библиотека, но и живые лекции мудрых преподавателей, лабораторные занятия с друзьями, полевые исследования, эксперименты, состязания, открытия, изобретения... Романтика удивления, восхищения и благоговения, радость творчества, счастье познания и достижения.

[ Вот как-то так ]





(да, мне тоже не нравится падающий дирижабль на заднем плане и странно спутанные ноги у девушки + ещё пара мелочей... но в остальном очень уж стильная картинка)

Свобода

Главный инсайт

Пожалуй, он заключается в пронзительном чувстве ничтожности пределов наблюдаемого, ощущаемого, понимаемого и т.д. Ребёнок проснулся в своей кроватке — хлопает глазёнками, пялится на обстановку к комнате, пытается понять, кто он, где находится, чего хочет.

На письменном столе устроился кот и на него смотрит. Мама что-то готовит на кухне. Папа уже на работе, сидит на совещании у руководства, что-то пишет в своём блокноте. Бабушка ещё спит. Дедушка уже умер, давно, но ребёнок об этом не знает.

А космические корабли инопланетян бороздят просторы Вселенной, колдуны в своих чащах разговаривают с деревьями, студенты на другой стороне планеты зевают на вечерней лекции по физике.

Но всё это и многое, многое другое — ничтожные крохи Всеобщего Бытия, непостижимого в своей непостижимости. Но ребёнок обо всём этом не знает. Пока что.

Но когда-нибудь узнает. Если доживёт. Ну, или после.

И вот тогда...
Свобода

Чудеса как оценки «за хорошую учёбу»

Уже не раз об этом писал, но хочу изложить чуть более развернуто и немного с другой стороны.

О чудесах рассказывают практически все религии. При этом, опять же, практически во всех религиях отношение к чудесам как минимум осторожное: ни в каком Учении они не считаются самоценностью. А в некоторых (в Буддизме, в первую очередь) — вообще рассматриваются чуть ли не как «опасные отвлекающие явления».

Это логично — ибо целью всех мировых религий является Спасение. Спасение же (в основном, по своей сути...) не есть категория нашей реальности. А вот чудеса относятся именно к ней, к нашей реальности — в том смысле, что происходят, проявляются в нашем мире — чем могут ещё больше к ней привязать («...ой, смотри, какие удивительные и прекрасные вещи ЗДЕСЬ возможны!..»).

Зачем же тогда чудеса вообще нужны?.. У них несколько функций, самая банальная из которых — пропагандистская; это понятно. Но есть и менее очевидные. Например, чудеса (способность чудеса творить) можно рассматривать как поощение «за то, что удалось далеко пройти по правильному пути». То есть, это хорошая оценка, поставленная за «хорошо же выученный урок». Причём оценка, выставленная не людьми — чем особенно важная. «Такое не подделаешь.» Почему, кстати, некоторые религии так активно и боролись «со всякой магией»: их адепты понимали чудеса, совершаемые магами — да и учёными тоже — как «незаслуженные оценки», «поддельные пятёрки в дневнике».

Так вот, к чему я это. Если чудес НЕ происходит — хотя бы маленьких, хотя бы в самом что ни на есть субъективном смысле — значит, по Пути пока что НЕ удалось пройти сколько-нибудь далеко (пока удалось пройти совсем мало, или же Путь вообще неправильно выбран, за Путь принято что-то другое, некое ошибочное направление). В частности, если у той или иной религии или церкви нет сейчас адептов, способных совершать неоспоримые чудеса... Ну, делайте выводы, что называется о карго-культе.

Да, «хорошую оценку» могут поставить и в «плохой школе», ЕВПОЧЯ. И, конечно, никакие хорошие «промежуточные» оценки не заменят успеха на, гм, «выпускном экзамене» — или, тем более, «знаний как таковых» — подобно тому, как читтерство не заменяет успешного выхода из игры (опять же, ЕВПОЧЯ).

Но, всё же, «критерий чудес» достаточно надёжен и универсален. Да, это «всего лишь оценки», не следует относиться к ним слишком серьёзно. Но не следует и забывать, что выставляют их НЕ ЛЮДИ.
Свобода

Страдание это зло. Но иногда (хотя и редко) — зло меньшее.

Верно в тех случаях, когда страдание является средством прозрения. Понятно, что и среди таких ситуаций встречаются неприемлемые — большая боль может принести малое прозрение... и тут же покалечить или даже убить. Но если речь идёт о большом прозрении, Прозрении, ЕВПОЧЯ — тут даже и мучительная смерть может оказаться приемлемой ценой. Хотя, конечно, такого никому не пожелаешь (я, по крайней мере. пожелать не готов).

Увы, страдание смертных как средство их прозрения — инструмент, похоже, гораздо более частый, чем нам, смертным, хотелось бы :-( Есть мнение, что ТАМ, НАВЕРХУ, продвигая развитие наших душ, более заботятся об эффективности, чем о нашем комфорте (если он вообще кого-то ТАМ интересует). Типа, не жалеют розг для ребёнка :-(

С другой стороны, если проводить аналогию с розгами в школе, розги, всё же, обязательными ни для кого НЕ являлись и не являются. Их нужно, всё же, заслужить (предположим, ошибки исключены). То есть, если человек способен прозревать и, наконец, ПРОЗРЕТЬ без помощи страданий — страдать он, вероятно, не будет (по крайней мере, по ЭТОЙ причине не будет).

Впрочем, само пребывание души в человеческом теле в этом мире — уже страдание, что люди обычно понимают достаточно быстро. Болезни, старость, предательства, потери близких и т.д. не оставляют в этом особых сомнений. Но если так — если пребывание души в этом мире есть СТРАДАНИЕ В ЦЕЛЯХ ПРОЗРЕНИЯ — что ж, тогда итоговый вывод понятно какой. Ещё об этом напишу.
Свобода

Приснился сон про методологию обучения Высшему Знанию

Сон был длинный, но я запомнил только окончание. В нём френд mmnt читал лекцию (мне или не только мне, не помню...) по этой самой теме — о том, как именно обучают Высшему Знанию и чем подобное обучение отличается от обучения знаниям, так сказать, обычным.

По словам mmnt получалось следующее: Высшее Знание (при правильном подходе) преподают сильно разбавленным — причём разбавляют его безобидной и безвредной чепухой, но чепухи этой добавляют МНОГО. То есть, в том, что преподаётся — Высшего Знания буквально крупицы. Но это и правильно — ибо обычный нормальный человек, если он не безнадёжно наивен по самой своей природе, склонен всё подвергать сомнению, рассматривать с разных сторон, анализировать, разбирать-собирать, сравнивать и т.д.

Что и хорошо — ПОКА РЕЧЬ ИДЁТ О ЗНАНИИ ОБЫЧНОМ. Обычное (истинное) знание, если его исказить, переврать, вывернуть наизнанку или т.п. — просто перестанет работать, потеряет свою ценность (частично или, чаще, полностью). В результате усомнившийся всего лишь получит дополнительный урок, убедится в истинности того, чему его обучают и т.д. Ничего плохого в этом нет, наоборот.

А ВОТ С ВЫСШИМ ЗНАНИЕМ НЕ ТАК. Если его переврать, «перевернуть с ног на голову», исказить и т.д. — ОНО ВСЁ РАВНО БУДЕТ РАБОТАТЬ. Но работать будет уже ОПАСНО, ИЗВРАЩЁННО. Лекарство превратится в яд — или, скорее, в сладкий наркотик. Высокая добродетель — в привлекательный порок. Мудрость — в хитрость и коварство. Ну и т.д., и т.п.

Понимая это — а также то, что обучаемые Высшему Знанию почти наверняка попробуют что-нибудь подобное с ним сделать, предупреждай их, или не предупреждай — те, кто Высшее Знание преподаёт, придумали в целях безопасности тонко разбавлять его всякой безобидной туфтой. Оная туфта, будучи искажена или переврана, своих свойств не меняет — то есть, остаётся всё той же безвредной туфтой. А так как её МНОГО — результат издевательства над СИЛЬНО РАЗБАВЛЕННЫМ Высшим Знанием, если таковое издевательство и будет допущено, становится существенно менее опасным.

Кроме того, данный подход — передача сильно разбавленного Высшего Знания — позволяет обучать ему более плавно, более постепенно. В чём тоже заключаются очевидные преимущества. Ну и, наконец, обилие туфты в материале отсеивает самых нетерпеливых, наименее мотивированных учеников — они, столкнувшись с потоком ерунды, в которой лишь иногда мелькают искорки Высоких Истин (каковые искорки ещё надо разглядеть!..), быстро охладевают к обучению и отсеиваются. Что тоже вполне справедливо — ибо в итоге остаются лишь наиболее настойчивые, лишь реально ЖАЖДУЩИЕ. То есть — только те, кто действительно ДОСТОЕН посвящения в тайны Высшего Знания.

...Проснувшись, был сильно удивлён. И сразу, грешным делом, подумал о Новом Завете — Евангелия ведь четыре, причём они во многом дублируют друг друга. Налицо явная избыточность (а кое-где и противоречивость). Что как бы неплохо вписывается в концепцию приснившейся мне лекции, ага.

Как обычно — пожалел, что сон не был осознанным. Но и так он показался мне весьма примечательным. Есть, о чём подумать...
Свобода

Вербализуемое знание ограничено

Всегда очень любил и уважал книги, особенно хорошие и умные.

Но книги написаны языком — обычным, человеческим. Если они умные, ВДОХНОВЛЁННЫЕ — это впечатляет, действует, сильно помогает. Но и у этого эффекта, увы, есть граничный предел.

Человеческий разум ограничен человеческим языком (отсюда часто подчёркиваемая роль Учителя в передаче различных Традиций: Учитель может что-то передать и невербально). При этом разум-язык так устроен, что очень не любит (не умеет, не может, не приспособен...) к обнаружению собственных пределов и границ. То есть — подобное возможно, но трудно.

Несколько помогает математика, музыка, живопись — но и у них у всех возможности ограничены. Они, всё же, не для ТОГО САМОГО приспособлены, они тоже (за крайне редкими исключениями...) созданы людьми, находящимися на обычном человеческом уровне.

Это проблема, да. Вербальное — и, шире, вербализуемое — знание есть знание нашего низкого человеческого уровня. Оно полезно на нашем уровне — но и удерживает нас здесь самой своей сущностью. Максимум, который оно может дать — причём даёт его НЕОХОТНО — это указать на свои собственные границы.

Что с этим делать — пока не понимаю :-( Понятно, что эта проблема есть часть более общей проблемы отчуждаемости опыта. Ну, будем разбираться, что ещё делать...
Свобода

Приснился ЖЖ-юзер alex-rozoff

Который alex_rozoff

Он читал лекцию о том, что всё возможно — стоит лишь захотеть и правильно вообразить. И приводил примеры, показывал упражнения, подтверждающие это утверждение — простые, но убедительные.

Ну, по крайней мере, бессонница чуть отступила и мне стало что-то сниться. Уже неплохо.