October 29th, 2019

Свобода

Приснился внетелесный опыт

Это был именно сон, сновидение о ВТО — ничего более, далеко не сам ВТО. Сон даже не был осознанным. Просто приснилось, что я вышел из тела и смотрю на всё происходящее со стороны / сверху. Помню удивление, по типу: «О, как всё не похоже на то, каким образом подобное обычно описывают!..»

Ещё подумал — ВТО ведь не обязательно должен быть связан именно с нашей привычной реальностью. Можно ведь и «честно» выйти из тела в какой-то другой мир (в Лимб, например). И «менее настоящим» ВТО от этого не станет.
Свобода

Лишнее знание и лишнее понимание

Начиная с некоторого возраста большинство людей приходит к закономерному выводу, что не всякое знание нужно и полезно. И что есть вещи, которые лучше не знать — а среди них есть такие, которые знать просто опасно: подобное знание разрушает психику, личность и даже, возможно, повреждает душу. То есть, взрослея, люди осознаЮт, что даа-алеко не всякий опыт хотя бы немного позитивен, хотя бы в чём-то хорош. Есть — и, увы, встречается часто — и такой опыт, который подобен яду, причём совсем не целебному ни в каких дозах.

Однако помимо лишнего знания есть, как ни странно, и лишнее понимание — что уже гораздо менее очевидно. Понять — это ведь овладеть, подчинить, освоить; какую же опасность может представлять подчинённое? Нет ли тут противоречия в самой своей основе?

На самом деле всё просто. Во-первых, чтобы что-то понять — надо сначала узнать. А знание бывает вредным и опасным, см. выше. Во-вторых, некоторые вещи пониманию человеческому просто недоступны — и пытаясь их понять, человек просто зря тратит время, зарабатывает неврозы и т.д. А в-третьих, никакое подчинение не бывает ПОЛНОСТЬЮ односторонним. Даже раб немного управляет своим хозяином — рабовладельцу приходится считаться с самим существованием раба и теми или иными его, оного раба, характеристиками. Что сказывается на поведении рабовладельца, т.е., влияет на него.

Так и понимание. Далеко не самый трагичный пример разобран Александром Беляевым в его рассказе «Мистер Смех». Поняв самую суть смешного, главный герой лишился возможности смеяться. Он мог рассмешить любого, но его самого — уже никто и никогда.
Свобода

Кое-что о помощи свыше

Домашние животные у ветеринара редко ведут себя покладисто. Как минимум, пытаются вырваться и убежать. Про диких нечего и говорить.

Я иногда спасаю дождевых червей. Поднимаю одноразовыми бумажными ложками и отбрасываю с асфальта на газон. На тротуаре или проезжей части им почти всегда верная смерть. Да, их гибнут миллионы, а всего их сотни миллионов, если не миллиарды. Но это тоже жизнь. И когда какой-нибудь червяк упорно ползёт по асфальту в поисках земли, почвы — а получается, навстречу собственной гибели — мне трудно с этим смириться.

Стоит дотронуться до такого червяка бумажной ложкой — он корчится, сворачивается-разворачивается и вообще не горит желанием быть поднятым и отброшенным. Но я, всё же, стараюсь это делать — не всегда удачно, но обычно да.

Это я к тому, что, возможно, иногда Высшие — ангелы, бодхисаттвы, святые и т.д. — могут и хотят нам помочь. Нас уберечь и спасти. Но мы, в силу собственной глупости, мнительности, ограниченности не позволяем им этого сделать. Не замечаем ни их, ни их рук помощи — или же воспринимаем всё это неверно.

Чутче надо быть. Не одни же бесы вокруг (хотя и бесов хватает, м-да...). Подобное тянется к подобному, однако.